Приветствую Вас Проходил мимо | Регистрация | Вход
Среда • 17 Апр 2024 • 03:40
Главная » Статьи » Статьи на русском

Бонд ... с колокольчиками
Перевод статьи из октябрьского Esquire, 2012.

Срок пребывания Дэниэла Крэйга в качестве самого известного агента МИ6 начался с триумфального «Казино Рояль», слегка пошатнулся с «Квантом Милосердия» и похоже, превзойдет все самые смелые ожидания с «Координатами: Скайфолл», который выходит в широкий прокат в октябре. Не по-бондовски с пинтой пива в Лондонском пабе, лучший агент 007 со времен Коннери, обсуждает с журналистом его высшую миссию на сегодняшний день: сделать фильм о Бонде по всей классике жанра – стильным, смешным, захватывающим – таким, каким мы все его ожидаем.
Спонсируемый правительством убийца, по очереди то сердитый и невозмутимый, то напыщенный и порочный, Джеймс Бонд в исполнении Крэйга является самой успешной интерпретацией самого не скрытного секретного агента МИ-6, со времен «отставки» Шона Коннери. Крэйговский Бонд мускулистый, динамичный, целеустремленный. Его Бонд тверд, «тупой инструмент», так называет его Джуди Денч – наставница шпионов, ссылаясь на описание, которое уже дал шпиону его Создатель, Ян (Йен) Флеминг 50 лет назад. Он беспощаден, безжалостен. Но глаза его выдают: он способен любить, он чувствует боль. Пораньте его, и, в отличие от своих предшественников, он будет истекать кровью в следующей сцене, даже в следующий фильме. По меньшей мере, он представляет собой нечто совсем иное, нежели его предшественник, злобный сердцеед Пирс Броснан.
Я встретился с Крэйгом для этого интервью в июне в Северном Лондоне, в пабе, который был закрыт в течение дня так, что мы смогли спокойно сфотографировать его для обложки Esquire. Мы обсуждаем вопросы за пинтой пива, которую Крэйг честно заработал, учитывая, что в предыдущий день он закончил свою последнюю сцену в предстоящем Скайфоллеl. Его третий фильм о Джеймсе Бонде. Я уже брал пару интервью у Крэйга до этой встречи и несколько раз случайно пересекался с ним. На нашей первой встрече, он был не очень болтливым, скорее осторожным, не совсем «тупой иструмент», сугубо делового характера была беседа. Но несколько встреч спустя, я понял, он отличная компания, серьезный собеседник, но когда хорошее настроение берет верх, может съюморить, юмор у него со вкусом сухого мартини.

По моему опыту, Крэйг ненавидит - Я не думаю, что это слишком сильное слово - говорить с прессой о своей личной жизни. По правде говоря, он также не очень комфортно чувствует себя, когда говорит с прессой о своей профессиональной жизни. Час, проведенный в компании журналистов, потраченный на изучение его карьеры по мнению Дэниэла Крэйга, не самое лучшее времяпрепровождение. И он знает, что актер, обсуждающий свою технику на публике воспринимается как онанирующий простофиля. Он также осознает, что не желает быть расцененным [как мой друг называет людей такого сорта – Charlie Big-Time Bananas] человеком, который сам себя восхваляет, показушником.
«Ты знаешь меня», заявил Крэйг, когда мы слегка затронули тему гламура и привилегий – постоянные спутники знаменитости и успешности. «Я не из этой среды». И я думаю, он говорит искренне.
Его история, он рассказывал ее раньше— мне и многим другим — несложна: мальчик из театральной школы прокладывает себе путь через театр, ТВ и независимое кино, делает имя себе яркохарактерный актер и затем получает роль в блокбастере, которая превращает его в кинозвезду Высшего Ранга. Другие детали: Возраст, 44. Одна дочь от первого брака. Недавно вступил в повторный брак, женился на коллеге по цеху Рэйчел Вайс. Жизнь: между Лондоном и Нью-Йорком. Большой любитель почитать, придерживается левых, смотрит много спорта по телевизору. Все это мы уже достаточно давно знаем, ну или многие недавно для себя открыли, ведь только чуть больше года назад Крэйг красовался на обложке Esquire.
Поэтому, пожалуй, по большей части, мы будем придерживаться темы Бонда. Это более весело и, рассуждая о ней, Крэйг разговаривает, в основном, без подсказок. Спонтанно. Это некая возможность познать, какого это, для весьма скрытного человека с артистическими наклонностями, относительно скромного происхождения в предместьях Ливерпуля, быть втиснутым в мировую арену как современное совершеннейшей воплощение экранного героя-любовника, которого хотят все женщины.

Дэниэл Крэйг был объявлен новым Джеймсом Бондом в 2005 году. Первая реакция на эту новость среди поклонников Бондианы, была, мягко говоря, неоднозначной. Но «Казино Рояль» (2006), его первый фильм в качестве Бонда, был триумфом. Возвращение, в первый раз за долгое время, к истокам (фильм был максимально приближен к роману Флеминга), фильм закружен в высоких ставах в покере, и романе между Бондом и обреченной Уеспер Линд, которую играла Ева Грин, как признали, лучшая девушка Бонда за многие годы.
«Казино Рояль» вернуло секс и опасность в самую продолжительную франшизу в кино. Также вернулись серьезность и искренность, потому что Крэйг показал себя как наименее легкомысленный актер, который когда-либо играл Бонда. И мускулы: Крэйговский Бонд – британский образец мужской красоты. Отвлечемся немного на «язык похоти» (что, вряд ли бы одобрил Ян Флеминг), агент 007 никогда еще не был таким накаченным, таким взрывным. После той пресловутой сцены в голубых плавках в Казино, некой пародии на сцену Урсулы Андресс в бикини в фильме «Доктор Ноу (1962), показал, что Бонд Крэйга чертовски популярен у женщин, больше чем какой-либо другой Бонд. Фильм «Казино Рояль» выйграл Бафту, участвуя в восьми номинациях, в которых была и «лучший актер». И взяло почти 6 миллионов в кинопрокате – некий рекорд для Бондианы. Кэрйг очень гордится фильмом, это успех, но его перевоплощение от инди возлюбленных до сердцеедов Высшего Класса было нелегким.
«Я попал в какую-то петлю, честно говоря», - сказал Крэйг о его становлении Бондом, вся эта шумиха, которая неотвратима. «Это действительно чертовски сильно тряхнуло меня и заставил меня взглянуть на мир под совершенно другим углом. Это изменило мою жизнь".
Как же так? «Это просто вытряхнуло ад из меня», - сказал он. «Слава и богатство, из-за отсутствия лучшего выражения, ээээм, чертовски пугает. У меня недостаточно полезного опыта. И не особо много есть хороших людей, к которым можешь обратиться за советом по поводу чего-либо».
Я было подумал, что тот, кто становится мегазвездой мог бы обратиться к другим мегазвездам за советом, но естественная сдержанность Крэйга не позволит ему сделать это. «Моя гордость не позволила бы мне совершить такое», - говорит он.
Разве это не весело, первый яркий взрыв мировой славы? "Я не вижу особого веселья в этом", говорит он. "Я не очень меркантильный. Я имею в виду, да, я люблю хорошие вещи, но я сильно заебываюсь тем, что происходит в моей голове, понимаешь? Ну а если подумать, что было хорошего…то…Он замолкает. «Ты знаешь, есть такое хорошее выражение: «знай себя»/ «познай себя самого» И если так , то я, вероятно, прекратил познавать себя уже пару лет назад, но действительно, Вы должны найти свой собственный путь назад, в любой момент вернуться назад.»

Это период жизненной тоски и неуверенности — и он просто хочет высказать мнение, он не просит проявить сочувствие, просто рассказывает истории, которая длится уже не первый день. Только после того, как он завершил два фильма о Бонде, он считает, что начал осознавать свою новую жизненную ситуацию, в которой оказался и пора бы насладится своим странным «улучшенным» положением.
Съемки Скайфолла «заставили меня вспомнить, почему я занимаюсь всем этим. Ты знаешь, я много где снимался перед Бондом, и я раньше работал, потому что я хотел работать с [определенными] режиссерами и отлично написанном сценарием! И отчасти, мне было посрать на то, что думали многие люди».
Он помнит резко отрицательный критикующий обзор на целую страницу покойного кинокритика Александра Уокера, в Evening Standard, его фильма 1998 года о художнике Фрэнсисе Бэконе, Любовь – это дьявол.
"Благослови его Бог, но, это была, буквально, страница ненависти. И затем в другой газете была целая страница любви. Это было что-то типа: «Охренеть! Это лучшее из лучших!» Мы всегда делимся на два лагеря во мнениях. И, в итоге, у нас двойная реакция».
Бонд – совсем другой «аквариум с акулами». «Бондианы живут или умирают в зависимости от их популярности. Они заставляют тебя беспокоится о том, что люди думают об этом. И я участвую [в фильмах] и завишу от них в полной мере. И у меня постоянно это в голове: если фильм не соберет денег, мы по уши в дерьме. Ну таким образом, есть некое давление, а это враг, в любом проявлении искусства, в актерстве особенно," говорит он.
Получается так, «Если ты беспокоишься о том, что же подумают люди, ты начинаешь нервничать. Но Бонд, твою мать, не может нервничать! Нужно быть расслабленным и наслаждаться, это то, что люди хотят видеть. Он хотят видеть человека, который наслаждается чувством страха, наслаждается шампанским, наслаждается мартини, наслаждается тем, что у него прекрасная женщина».
Более того, люди хотят видеть что актер, играющий Бонда наслаждается самим собой. « Ну, я так думаю, ага. Они не хотят видеть его страдания, идет такой: «Боже мой, я не могу жить этой жизнью». Ты не можете сделать так! Ты должен быть чертовски счастлив, типа: «Да это же здорово! Только посмотри на меня!».
Это было особенно тяжело для него, выглядеть веселым в продолжении «Казино Рояля» «Кванте Милосердия», который выпустили в 2008 году. Это выглядело бы как-то несуразно на экране: Бонд был разбит, сбит с толку и понесший тяжелую утрату — и близко к невозможному, учитывая трудности производства.

Триллер, несший в себе месть, в котором Бонд стремится разыскать предателей Уэспер, «Квант», был первым фильмом Бондианы, когда сюжет фильма о Джеймсе Бонде последовал непосредственно из пункта, где его «предшественник» остановился. Конечно, это осуществилось не полностью, в основном из-за «забастовки» сценариста, имеется ввиду, что часть фильма была отснята без законченного сценария.
«Выходит, я просто засрал фильм [Квант]», - сказал он. «Я никогда не хотел этого делать, потому что я думаю: фильм отличный насколько он может быть. Но у нас не было сценария. Мы боролись изо всех сил".
Джеймс Бонд в «Кванте» был убит горем. "Он потерял любовь всей его жизни, и это то, что я играл через кино. Это был темный фильм, Бонд «дорвался» до мести, и я поддерживаю это. Я думаю, это то, что нужно было сделать герою».

Тем не менее, если Квант не полностью удовлетворил ожидания аудитории, все же фильм, по-прежнему значительно лучше траходеличного фильма2002 года, «Умри, но не сейчас», последний фильм перед тем как Крэйг стал новым Бондом, в котором Пирс Броснан был вынужден бороться не только с северокорейского манией величия и камея (появление режиссёра в эпизодической роли в собственном фильме) Мадонны, что почти так же ужасно, как и ее заглавная песня к фильму, но унижение вождения невидимого автомобиля.
Теперь, когда он так убедительно перезагрузил Бондиану и характер главного героя, легко забыть, как измотала себя Бондиана за многие годы, до того как Крэйг подобрал эстафетную палочку в виде the Walther PPK (пистолет).
«Остин Пауэрс просто сосет»,- некое резюме Крэйга на Бонда – это превратилось в цирк, пародия на пародию. К тому ремени как мы сделали Казино, [Пародия Майка Майерса] разрушила каждую шутку фильма. Мы были в ситуации, когда не ты сам над собой посмеяться не можешь. Фильм перестал существовать как постмодернистский, уже было не до шуток.
Как проницательный наблюдатель фильмов о Бонде - Саймон Уиндер заметил, что фильмы давно сами себя заперли в цикличном кругу дебоширства и зачистки, ну или в качестве альтернативы было нормой переусердствовать в искренности, а затем в глупости. Фильмы начались в начале шестидесятых годов как относительно сдержанного содержания, близкие по духу к лучшему из злобно в эффектных романах Флеминга, но к концу этого десятилетия они начали стали прибежищем нелепых вещиц, банальных шуток, историй, высосанных из пальца. Конечной точкой был «На секретной службе Ее Величества» 1969 года, который был силен на повествование, но слаб на новшества. Там даже была классическая девушка Бонда, Дайна Ригг, которая умерла в финальной заварухе, ожидая Уэспер. Но в отличие от Казино «Рояль», это возвращение к истокам романа не счелся успешным, во многом наверное, потому, что не учлась важнейшая деталь – роль самого Бонда , и ее исполнил злополучный австралиец Джордж Лэзенби, он стал не одним из Великих Бондов в стиле Коннери, его вспоминают лишь в блиц-вопросах викторин захолустных пабов.

Вернемся к дебошу: эра Роджера Мура в костюме сафари, с 1973 до 1985, все более и более характеризовалась картонными действиями и совершенно неправдоподобными заговорами. После потрясающего начала ( «Живи или дай умереть» - первая вещица, познакомившая Крэйга с агентом 007), к концу своей «смены» Мур играл Бонда для дешевого смеха. Джордж никогда не был, даже отдаленно, убедителен как шпион — он никогда не был отдаленно убедителен как никто, но Роджер Мур — он хотя бы был чертовски приятен.
Мур уступил Тимоти Далтону, опытному “шекспировскому» актеру, который, еще раз, обещал возвращение к оригинальной концепции Флеминга о Бонде. Но его 007 был суров и противоречив, и фильмы были странно мрачными. На арене появился Броснан, человек с приятной внешностью, с неким авторитетом в кино, в одежде для отдыха, для того чтобы его фильмы о Бонде стали взрывными, но совершенно пустыми.

Самое удивительное в Джеймсе Бонде то, что через все это, он как-то оставил при себе свою привлекательность. Не эксклюзивно, но, пожалуй, особенно для нас, британцев, это стало настоящим потрясением, и в какой-то степени мы польщены, мы никак не предполагали что, детектив, написанный Флемингом, ободном из агентов Секретной Службы, будет новым спасателем всего мира. Почему все именно так? Неужели дело в том, что в нашей империи в далеком прошлом, единственным способом для британских мужчин для насыщения своих врожденных потребностей и желаний, как – увидеть мир, познакомиться с новыми и интересными людьми, – надо было их убивать, а затем заниматься сексом с их женами и дочерьми? И делали они это руками Джеймса Бонда.
Крэйг говорит, что он не уверен, почему желание увидеть Бонда на экране для мальчиков всех возрастов так не меняется с каждым годом. «Я не знаю ответа на этот вопрос. Но думаю, что если бы я попытался разобраться, это разрушило бы, что я делаю», – говорит он. Но тут же добавляет: «Я думаю, что есть всегда что-то фантастическое в историях о Бонде – и она сохранилась, хотя может быть чуть-чуть уступили на некоторое время – ведь в фильмах присутствует что-то темное, но это темное с чувством юмора. С черным юмором. Также это об опасности, но хорошей опасности, потому что ты в руках кого-то, кто говорит тебе: «Иди нахрен рискуй, Иди нахрен, сдохни».
Я думаю, что что-то в этом есть: в нерасположенном к риску мире, Джеймс Бонд волнующе и ярко пренебрегает собственным здоровьем и безопасностью. «Для мальчишки, который смотрит на это», – говорит Крэйг, «это как сравнимо с тем, как смотреть на игру великого футболиста, Джоржда Бэста, и его фирменное подмигивание перед тем как забить гол. В этот самый момент тебе должно быть страшно до ужаса, сердце в пятках, но ты берешь и подмигиваешь толпе. Ребенком, увидев это, ты рассекаешь воздух кулаком «иес».
Спустя пятьдесят лет после выхода «Доктора Ноу», первого фильма о Бонде, выясняется, что такая же яркая эйфория после него возвращается вместе с новым Скайфолл, 23-ем фильме о Джеймсе Бонде. Он предназначен не для того, чтобы быть продолжением истории Казино и Кванта, это и не будет программным кино. Вместо этого, Скайфолл стоит особняком от своих непосредственных предшественников. Это классический Бонд: девушки, оружие, гаджеты, секс, опасность, юмор, волнение, тонко сбалансированная смесь реальности и фантазии. Бонд, как Крэйг заявил мне: «с колокольчиками».
Skyfall прибывает к нам, после принужденного четырехлетнего застоя, во время которого MGM, студия, которая сопродюсирует фильмы Бондианы, вошли, а затем выбыли из проекта. Были предположения в свое время, что это конец для агента 007, ну или по крайней мере для Бонда в лице Крэйга, хотя сам актер утверждает, что никогда серьезно этим не был обеспокоен.

это может означать конец для 007, или по крайней мере Крейг, как 007, но он говорит, что он никогда не был серьезно обеспокоен
На самом деле, он говорит , что перерыв между Бондами дал ему время для переоценки своих жизненных позиций. Крэйг изменился - "Я другой человек, не тот, кем был тогда [во время съемок Кванта]" - и его Бонд, выходит, тоже изменился. Он ни точная копия Флемингоских историй-"иронический, жестокий и холодный», как выразился сам писатель, - ни вежливо-бойкий болтун, которым стал.
Именно сам Крэйг осуществил первый мастерски ход для запуска Скайфолла, приближаясь к Сэму Мендесу, британскому театралу и режиссеру, с идеей заняться Бондом. «Это очень «шоубизная» история», - говорит Крэйг. «Все происходила дома у Хью Джекмана, в Нью-Йорке. Была вечеринка, мы все во что-то играли, и Сэм был там. Я перебрал пару лишних коктейлей и выпалил: «Ты видишь себя режиссером Бонда?». Он так посмотрел на меня и рубанул: «Да!». Ну а дальше как снежный ком».
Продюсеры-ветераны Бондианы Барбара Брокколи и Майкл Джи Уилсон , не удивительно, поддержали идею и после недолгих раздумий, Мендес был прикреплен к проекту. Бывший новичок, художественный руководитель Donmar Warehouse в Лондоне и режиссер фильма «Красота по-американски», который получил Оскара и «Проклятого Пути», в котором Крэйг помниться нам по яркому эпизодическому появлению, Мендес на сегодняшний день является самым известным режиссером, что был когда-либо у Бонда. Далее у фильма случилось пополнение в виде опытного сценариста Джона Логана («Гладиатор», «Авиатор»). И в копилку Skyfall добавился потрясающий Роджер Дикинс, который работал с Мендесом до («Дорога Перемен», «Морпехи») и наиболее известный по работе с братьями Коэн. Крейг не будет поддерживать тему артхаусности 007, но ясно, что эта команда заслуживает доверия больше, чем все ранее собранные для Бонда.
Хоть я и не Дикинс или Сэм Мендес, я видел чуть больше Скайфола, чем вы, и видел столько же отснятого материала, сколько Крэйг, когда мы встретились с ним. И я видел всего четыре минуты.
От этого и рекламных материалов — и от весело кивающего и качающего головой Крэйга, пытаясь выстроить линию сюжета родились куча домыслов и догадок — но я могу сказать Вам, что на кнопку стартера Скайфолла нажимает пышный белокурый психопат по имени Сильва (Хавьер Бардем, похожий на старого закоренелого врага Бонда). Роль Джуди Денч сильно расширена, по сравнению с предыдущими фильмами, ее M под давлением и над МИ: нависла угроза — как информация о ее оперативниках и сотрудниках попадает в чужие руки и самый известный агент пропадает без вести, признанным умершим. Когда он вдруг появляется, он и M начинают организовывать подпольную оборону королевства.
Мы знаем, что место съемок включают Стамбул, Шанхай, Макао и горную местность Шотландии, но фильм всецело сосредоточен в Лондоне. (Такова тяга к Бонду в высших эшелонах государственной службы, что Уайтхолл был закрыт на время съемок, так команда смогла отснять все без препятствий. Есть еще зажигательные сцены погони в метро, еще не было ни одного слова о том, что Бонд вынужден использовать карту Oyster).
В отснятом материале я видел: кусочек M, впившуюся взглядом в ряд гробов, драпированных в ткани цветов Государственного флага Соединенного Королевства. В другой видеонарезке псих Бардема шепелявит о конце Империи, и что Англия просто шутка. Не нужно быть гением, чтобы догадаться,, что этот портрет британской власти мог быть внедрен в фильм ближе к действительности, чем в предыдущих фильмах.
«В фильме есть немного о том, какого быть британцем,» - признает Крэйг. «Не то чтобы фильм неукоснителен в этом, плане, но я бы соврал, если бы не сказал, что мы затрагиваем и ту тему. Фильм о том кто такой Бонд, но самое главное : кто такая М. Что она представляет собой как глава МИ6, ее принципы».
Вы заключите, что это не просто режиссеры и ведущие актеры, которые приезжают, чтобы стащить все лавры себе. Вместе с продюсерами, Крэйг и Мендес были в состоянии привлечь беспрецедентно опытных исполнителей ролей второго плана: Ральф Файнс как стальной, патриций мандарин Уайтхолла; Наоми Харрис как оживленный сотрудник области МИ6; Бен Уишоу как гаджет-выродок из Отделения Q; так же как Рори Киннир и Альберт Финни.
«Это не было моей главной целью», - говорит Крэйг, - «но в глубине моего сознания, я подумал: Если мы сможем найти хорошего сценариста и режиссера, если у нас выйдет хороший сценарий, то, пожалуй, мы сможем заполучить этих людей. Потом когда Сэм возглавил проект и у нас появился сценарий, и когда каждый «номер один» в нашем списке актеров сказал «да», это дало нам реальный толчок, стимул».
Консервативные предпочтение Крэйга, когда он примерил на себя роль Бонда, должно было вернуть реализм в филы о Бонде. И это вышло, но контрапунктированный желанием большего к легкомыслию. Даже больше шуток стало.

«Всякий раз, когда я иду в кино и смотрю большой блокбастер», говорит он, «об инопланетянах это или о чем другом, пока в нем есть хоть доля правды, я посмотрю его. Меня спрашивают [о Бонде]: «А как насчет гаджетов? Что насчет шуток?» И я не могу заставить их там появится, если их нет в сценарии. Если в сценарии есть что-то такое, то это уже другое дело».
В Скайфоллl, он подразумевает, есть возможности в сценарии «разряжения» и ослабления моментов. «Я не говорю, что мы сделали кучу всего такого, но мы сказали, «хорошо, найдем для этого самый подходящий момент». Это может быть просто ослаблением галстука [после экшн-сцены] или легкая острота в диалоге, где мне дали волю импровизации. Когда у тебя есть такой сценарист как Джон Логан, ты можешь себе это позволить».
Он не собирается становиться вторым Роджером Муром. « Это что-то большее, это не я, точно. Я как бы должен быть частью его. Я не Джеймс Бонд. Вы достаточно хорошо меня знаете, чтобы видеть разницу между Бондом и мной. Я знаю, что я не смешной до коликов в животе. Поэтому мне нужно работать над тем, чтобы не выглядеть глупо в комичных моментах. Но если это хорошая история, то я чувствую себя вполне уверенно. Ну и тогда я могу подмигнуть, и аудитория воспримет это нормально. Это всегда было планом [для Скайфолла] – иметь отличного сценариста и хорошего режиссера».
В отличие от предыдущих фильмов о Бонде, прежде чем приступить к съемкам, Мендес собрал ведущих актеров вместе с Джоном Логаном, прихватив с собой сценарий и призвал их к легкой импровизации сюжетных линий, которые могли бы быть использованы в фильме. Намерение состояло в том, чтобы найти неявные юмора в сценах Логан написал, чтобы в последствии это не стало грубым приколом.
И было необходимо отследить предыдущие фильмы, чтобы возродить привычки Бонда. «У нас был предупреждающий клаксон Остина Пауэрса». Парни, бегающие вокруг в комбинезонах, я волей-неволей пристреливаю их. Клаксон отрубается. О, да не может этого быть!»
Какая жалость, я говорю ему. Я люблю тех ребят в костюмах, бегающих везде, для того чтобы ты их случайно вырубил.
«О, у нас есть парочка таких в фильме», он сказал. «С касками и высокими резиновыми сапогами».
Есть и другие намеки на прошлых Бондов. Крэйг ведет серебряный Aston Martin DB5, который прославился благодаря Коннери, и даже у его костюмов — сделанных Томом Фордом — есть тонкий отворот и подогнанный силуэт, знакомый по Бондам щестидесятых.
"Все это имеет один исток," говорит Крэйг, "в котором м стремились как можно больше отдать классическому Бонду.
Крэйг сказал, что, если бы Скайфоллl был бы его последним фильмом в роли Бонда, то он был бы доволен своими достижениями — «Не говори Барбаре», говорит он, кивая в сторону только что вошедшей в паб г-же Брокколи — но он уже подписал контракт на два следующих фильма, поэтому, я думаю, что можно преспокойно сказать, агент 007, переживет в Скафолле только пару огнестрельных ранений и все.
Но, тем не менее, сейчас не время говорить о будущем. "Сегодня просто обдумывание чего-то нового охренеть как вне моего воображения. Все, что я хочу сделать прямо сейчас, это пойти домой».
Между нашей встречей и концом октября, когда он отправится в мировое турне, впервые за долгое время Крэйг не имеет каких-либо определенных проектов, за исключением каких-либо обсуждений о предстоящем Бонде, которые могли возникнуть у них с Мендесом, поскольку окончательная версия Скайфолла все еще форматируется. Для актера это, как правило, является явной причиной для беспокойства. Но не в его случае. «Я работал нон-стоп. Я сам себе надоел до чертиков, не могу представить как люди смотрят на меня постоянно, что чувствуют»
Я говорю ему, что он прав: мы все сыты по горло его физиономией. Крэйг допивает свою пинту, пронзает меня своим ярким стальным взглядом, на лице появляется кривая усмешка, потом он крепко пожимает мою руку. «Ну, будь здоров», говорит он и подмигивает…
007: Координаты «Скайфолл» в кино с 26 октября.

Перевод: Полякова Даша
Категория: Статьи на русском | Добавил: natta (08 Окт 2012)
Просмотров: 1476 | Рейтинг: /
Биография [8]
Биография Дэниэла Крэйга
Интервью на русском [70]
Интервью Дэниэла Крэйга на русском языке
Интервью на английском [62]
Интервью Дэниэла Крэйга на английском языке
Статьи на русском [61]
Статьи и заметки о Дэниэле Крэйге на русском языке
Статьи на английском [77]
Статьи и заметки о Дэниэле Крэйге на английском языке




Апрель 2024
ПнВтСрЧтПтСбВс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930


DANIEL CRAIG BAND © 2007-2024 • Хостинг от uCoz • RSS